Дракохруст: Заманить, чтобы бросить за решетку. Ловушка возвращения в Беларусь

1 день назад 61

Неизвестны публичные примеры, когда бы политэмигранты вернулись в Беларусь и получили от властей прощение. А случаев, когда попадали за решетку - много. Это делает абсурдными все предложения по возвращению, пишет политический аналитик Юрий Дракохруст.

Во вторник Александр Лукашенко в очередной раз призвал белорусов-эмигрантов возвращаться. Правда, опять обставил это возвращение жесткими условиями. По его словам, милость будет оказана только тем, кто "будет ябатьками еще большими, чем те, кто нас окружает".

Также было объявлено о создании специальной комиссии во главе с генеральным прокурором Андреем Шведом: она будет заниматься рассмотрением дел эмигрантов, желающих вернуться.

С учетом сложившейся практики и очередное предложение Лукашенко, и создание специальной комиссии впечатляют прежде всего абсурдностью.

На самом деле подобные предложения и призывы звучат не впервые. Год назад в ежегодном послании Лукашенко сформулировал и условия для эмигрантов: "кайтесь, ползите на коленях". По сути, формула "примирения" и через год не изменилась. И какой результат?

Стоит сказать, что за это время ко многим эмигрантам обращались персонально. По некоторым сведениям, программа "Возвращение домой" действует даже с 2021 года.

С другой стороны, на днях глава Государственной пограничной службы Беларуси Анатолий Лаппо заявил, что при въезде в Беларусь в прошлом году за «экстремизм» задержали свыше 50 человек.

Эти случаи как бы и не противоречат общему подходу: говорилось же и говорится, что прощают не всем, что за тяжкую вину придется нести ответственность. Но примечательно, что в публичной сфере не наблюдается не то что больше, не то что столько же - нет ни одного обратного случая: чтобы политический эмигрант добровольно вернулся, покаялся, ему простили и он живет себе в Беларуси спокойно и на свободе.

По сути, заметен, "громкий" обратный случай только один - красочные покаяния Романа Протасевича и как результат «свободная» жизнь, которую он сейчас ведет. Но его "возвращение" добровольным не назовешь никак. А добровольных "протасевичей" не припомнишь ни одного.

Некоторые из тех 50 "возвращенцев-экстремистов", о которых говорил Лаппо, каялись. Но это им не помогло.

По идее, власти были бы всячески заинтересованы в максимально широком распространении информации о случаях покаяний и прощений, если бы таковые были. Большая (или хоть какая) их численность могла бы и заманить кого-то из политических эмигрантов: мол, вот показали же по БТ, что и этот вернулся и ему простили, и тот, и многие: покаюсь и я - и мне простят.

Но ведь нет таких публичных примеров, как говорится, от слова «совсем». Так что, какие прецеденты могут даже теоретически заманить хоть кого, хоть какого человека, даже если он очень скучает по отечеству и живет за границей в непростых условиях?

Вся публично озвученная практика последнего года свидетельствует о том, что путь возвращающихся - это путь за решетку, и только туда. Кого это может завлечь?

Абстрактно говоря, может и есть случаи, когда эмигрант вернулся, тайно покаялся, власти ему простили, при этом сохранив тайну покаяния, а сам он тихонько, как мышь под веником, живет в Беларуси на свободе. Но это как-то слишком мудрено, чтобы быть реальностью. Зачем было бы властям держать в тайне случаи прощения за покаяние, если бы они были?

Ну, и нет о таких случаях сообщений ни в СМИ, ни в соцсетях, ни на уровне слухов. А если нет, то опять же - чем заманить политэмигрантов к возвращению, если случаев безопасного возвращения - ноль?

Безусловно, есть случаи возвращения, возможно, их и немало, но - неполитического. Недавно "Зеркало" опубликовало анонимные интервью с несколькими ИТшниками, которые уезжали из Беларуси и вернулись.

Возможно, они рассказали "Зеркалу" не все. Но из ответов следует, что в политику последних лет они не были ангажированы. Они осознают политические риски возвращения, но не потому, что имели хоть какое отношение к протестам. Даже с точки зрения властей именно им не в чем каяться. И "щедрое" предложение Лукашенко адресовано не им.

А с теми, кому она адресована, ситуация такая, как описано выше: случаев прощения политическим "возвращенцам" - ни одного, случаев тюрьмы для них - много, и их не скрывают.

Однозначного объяснения этого абсурда у меня нет. Но можно предложить интерпретацию в рамках бюрократической модели политики. Любая политическая система - даже самая диктаторская и персоналистская - это именно система, включая и система бюрократических институтов. А интересы у них хоть и не противоположные, но не конечно тождественные. Это не разделение на кланы или на "голубей" и "ястребов", это разделение по функциям.

И не исключено, что какие-то подразделения администрации, которые готовят политические решения, и, скажем, МИД считают, что добровольные покаяния "возвращенцев" -эмигрантов создавали бы более убедительное впечатление победы и народного единства, чем покаяния, выбитые палачами ГУБОПиКа. А их коллеги-силовики не то что этому возражают, но считают, что врагов нужно только наказывать, если только можно до них дотянуться. Эту мысль в прошлом году сформулировал генпрокурор Швед на совещании у Лукашенко по вопросу амнистии.

В результате получилось сочетание обоих ведомственных подходов. Каждый из них внутри себя по-своему логичен. Но результат абсурдный: эмигрантов заманивают в страну, исключительно чтобы посадить.

Каждый выполняет свое дело.

Перевод с бел. — EX-PRESS.BY

Подпишитесь на канал ex-press.by в Telegram и будьте в курсе самых актуальных событий Борисова, Жодино, страны и мира.
Добро пожаловать в реальность!

Если вы заметили ошибку в тексте новости, пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter

Перейти к источнику новости